Зайцы тут

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Зайцы тут » Креаtiff » Противостояние.


Противостояние.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Ума Тюрьман

Три поросенка. Сценарий для остросюжетного боевика.
Рабочее название - Противостояние.

Голос За Кадром:
Маленький розовый Поросенок родился с большой и черной душой. Он мечтал стать танкистом и убивать врагов. Насмерть. Если в державе больше не делают танков для свиней - тогда астронавтом. Или, на поросячий конец, капитаном подводной лодки, не несущей опознавательного флага. Пиратство в любые времена приносит несомненную прибыль и моральное удовлетворение.
Крупный план: Поросенок на берегу моря (хотя х-зна, водятся ли свиньи на берегах морей). Солнце, красивое и круглое, словно корыто с отрубями, медленно и величаво опускается в горизонт. Слеза, размером с хорошее блюдце, так же медленно падает в воду и смешивается с волнами.

Титры: прошло 15 лет.

- Слышь, кабан, чегой-то это в твоей каше плавает, ядрена вошь? - камера наплывает на мужественное лицо боцмана (или штурмана). Лицо в сечении напоминает срез спелого арбуза с оспинами-семечками на щеках и лбу.
- Шкварочки! - бодро рапортует выросший донельзя за 15 лет Поросенок, сегодня дежурящий по камбузу.
Я из тебя, кабан, самого сейчас шкварочки наделаю, - боцман (или штурман) тянется мускулистой правой дланью к тонкой шейке повара, второй рукой пытаясь одновременно выколупать из каши смачных длинноногих тараканов.

И мы, зрители, понимаем, что Свин достиг своей розовой мечты и стал-таки Членом экипажа морского судна!
Камера плавно меняет ракурс и въезжает в капитанскую рубку, где в наличии все прибамбасы подводного плавания: перископ, Капитан - тоже мужоственное лицо репой, с бровями-гусеницами и биноклем, увеличивающим мощность перископа, карты подводного рельефа, кружка емкостью в 1,66 литра с дымящейся тормозной жидкостью.

За спиной капитана сидит бодрая Радистка с вышитой на уголке воротничка вишенкой и преданно смотрит в Капитанскую ширинку. По этому взгляду можно догадаться, что половое воздержание на подводной дрезине не в ходу.

Монитор какого-то мощного морского прибора попискивает, выдавая на экран мешанину зеленых линий, мышка и клавиатура процессора прибора изрядно залапаны непонятной субстанцией.
- Не нравится мне все это, - озабоченно хмурит узкий лобик Радистка, по совместительству Главная Героиня и Любовница Капитана, для удобства поименованная сценаристом аббревиатурой ГГ-ня..

Капитан вздыхает и отрывает бинокль от своих мужоственных бровей, рассеянно спрашивает: - Да?
- Да, добивает его ГГ-ня, - Наш корабль давно уже на рейде борется с цунами и волнами...
- А разве мы не подводный корабль? - меланхолично спрашивает Капитан, - И нам не пох на цунами?
- Капитан, я вас не узнаю, - горячо говорит Радистка и тянется всем телом к капитанской ширинке. В этот момент хлопает дверь.

Ах, извините, нет на подводках дверей? Ремарка: наметить упавший в кадре предмет, пусть это будет даже сам Капитан.
В рубку вваливается еще одна арбузомордая личность, мабуть моторист, мабуть штурман и радостно орет: - Кэп, прямо по курсу неизвестная надводная шняга! Стрелять или пИсдить?

- Ах, - говорит капитан, - какая досада, мы забыли на складе торпедирующее устройство.

Далее следует диаложная сцена, перемежаемая резкими телодвижениями. Во избежание, она ретушируется бравурной музыкой из кинофильма Титаник>.

Радистка, невзирая на розовые уши и слабый пол, принимает бурное участие в конференции, держась Капитанской ширинки и используя лексику Гоблина..

***

Глубокое синее море. Подводное пространство рассекает сигарообразное серое тело - подлодка с гордым именем Банановый рай>
Дальний план, наезд камеры. Вода омывает стекло камеры и очки Оператора, в волнах плещутся русалки. На горизонте появляется дряхлая старая посудина конструкции Баржа. Используя Капитанский бинокль, мы можем увидеть название посудины - ОтХодНяГъ. На палубе сушатся лифчики и сухари, а также загорает голая смуглая дамочка с татуировкой на попе - скрещенные кости и череп.

Вдоль борта в шеренгу выстроились бутылки из-под рома. Свесившись с корзины на мачте, подозрительно похожей на корзину для хранения грязного белья, спит матрос в наушниках. Музыка играет громко, так, что слышно даже голой красотке на палубе. Она приподнимается и досадливо кричит матросу: - Заводной, зае...! Выключи Киркорова!
Из камбуза плывет запах жареной картошки с луком и свежесрезанных роз. Как выяснится далее, у Начальника местного плавсредства Оверманна неистребимая страсть к орхидееводству. Орхидеи в самодельной оранжерее дохнут, но розы получаются изумительные.
Нескромная камера переезжает в глубину баржи, где идет чемпионат кораб*я по игре в шахматы. Пока что выигрывает Оверманн, на железном столе вперемешку лежат купюры разного года выпуска, начиная с копеегъ выпуска 1917 года.

Помощник моториста проигрался вплоть до трусов, но сейчас проиграет и их, и будет играть на свои прошлогодние носки, которые не может отстирать в суровых условиях для морских волков.

В этот момент в бок баржи со смачным ч*оком впиливается подводная лодка . На палубу с громким стуком падает тело дозорного. Тело просыпается, поправляет наушники и начинает стрелять по сторонам, не заморачиваясь разделом на своих и чужих.

Голая красотка с визгом прыгает в воду, где ее подхватывают дельфины. Все вместе они с интересом ожидают развития событий.
Также развития событий ожидаем и мы, неискушенные зрители.

Ко второй сцене мыльной оперы «Противостояние» зрители уже делятся по пристрастиям и симпатиям, а так же по степени искушенности. Одинаково горячо весь кинозал относится лишь к обнаженной красотке, которая со смехом и визгом кувыркается в волнах, показывая изредка втыкающим в экран искусство эротического рисунка на женском теле.

Итак, общий план: в бок баржи с громким хлюпом впиливается «Банановый рай»… и запутывается гребными винтами в сетях, в которых команда «ОтХодНяГа» охлаждает бутылки с пивом. Подлодка, стремясь освободиться, бьется о покрытый ржавчиной борт баржи, разнося драгоценный груз в мелкие стеклянные дребезги. Крупный план: скорбные глаза моториста в окошке иллюминатора, этакой иконой «Христос на Голгофе».
Суки! – громко кричит моторист и включает сирену. Все зрители нервно вздрагивают в креслах и тянутся за чипсами.

Крупный план «БР» из сцены номер 1: Капитанская рубка подводной лодки. Кроме очаровашки Радистки, сменившей в этой сцене макияж и прическу, а так же надевшей мини-юбку, которую горячо одобряет Искушенный зритель, в рубке присутствует парень в очках с простыми стеклами вместо линз и недельной небритостью на теле, а также интеллектуального вида умопомрачительная блондиночка. В глазах блондиночки неизбывная тоска по фолиантам Фрейда и полотнам абстракционистов.
Неискушенный Зритель, у которого мозг не выеден чипсами, озадаченно спрашивает себя – откуда на подлодке бабы, а также стилисты и гримеры. Но тут вам не просто фильм, тут нужно думать, применять оперативную память и апдейт!

Очки на Парне дают понять зрителю, что это мозговая часть подводного комплекса, некое приложение к бортпроцессору.

Гг-ня нервно лупит наманикюренным пальчиком по правой кнопке мыши и озадаченно говорит Парню: - Как-то странно у нас сегодня работает ходовая часть. Парень в Очках хладнокровно отвечает: - Не ссать, все под контролем. Блондиночка нервно курит, стряхивая пепел Гг-не в вырез декольте.
Неискушенный зритель  шарит руками по периметру в поисках носового платка или клочка туалетной бумаги, за неимением гербовой.

Вид снаружи: серое тело «Бананового Рая» бессильно висит, пришвартованное к ржавому боку «ОтХоДняГа». На запах пива к месту стыковки слетаются поджарые мускулистые акулы, тре*ующие хлеба и зрелищ. Извините, опечатка – мяса и зрелищ. Голая красотка на дельфинах рассекает бескрайние морские просторы на порядочном расстоянии и криками подбадривает моториста, который помрачился от горя рассудком и пытается отгонять акул шахматной доской. Остальная команда столпилась на борту, опасно накренив плавсредство, и разглядывает впилившуюся в них подлодку, изредка выдавая комментарии, запикиваемые Бдительным Цензором.

К слову сказать, к голой красотке Бдительный Цензор относится благосклонно, видимо, ему тоже нравится ее татуировка и радостный смех.
Начальник Баржи пытается отнять АКМ у дозорного, у которого закончились боеприпасы и ласково говорит ему: - Мы купим тебе новые наушники.

Смена плана: бескрайнее море, акулы жрут кого-то, пока непонятно кого. То ли с баржи упало неизвестное тело, то ли в «Банановом Рае» отказала система фекализации, и наружу хлынули биоотходы. Зрители морщатся и ерзают в креслах, отчетливо ощущая вкус г-на на зубах.

***

Камбуз «Бананового Рая» : Капитан, хладнокровно жующий куриную ногу, Посудомойка Вера, ласково смотрящая начальству в загривок, и повар, режущий капусту на борщ.
- Как-то странно ведут себя сегодня акулы, - меланхолично говорит Капитан, разглядывая в иллюминаторе мечущиеся серые тени и попадая куриной ногой в ухо вместо рта.
- Чуют, кошки, чье мясо съели, - радостно всхохатывает Посудомойка Вера.
Повар Пятаг хмуро крошит капусту, думая о половом несварении и несбывшихся надеждах.

***

Вид стыковки сверху, плавный наезд на точку соприкосновения кораблей. У Бананового Рая> смят нос, у ОтХоДняГа ниже ватерлинии образовалась изрядная дыра, в которую хлещет вода.
- Ась? - безмятежно спрашивает Оверманн у Помощника моториста, суетящегося у пробоины изнутри с кипой туалетной бумаги и тюбиком клея Суперцемент>
- ...ть! ....ц! С... х... е..., гонорея им в ухо, б... вы...ть, кочегара им в ж...у, чтобы срали дровами! - булькает из трюмного пространства Помощник моториста. Кинозал возбужденно гыгыкает, акулы вокруг краснеют от стыда.

(Меня, как сценариста, уже задолбало выписывать все имена нарицательные полностью, пусть Помощник будет носить аббревиатуру, как Пистолет Макарова - ПМ)

- Не понял, - сухо говорит Оверманн и лезет в карман за мобильным телефоном,-разбудить нашего Главного Инженера! Того, которому мы весла по реестру выписывали!
- Есть! - радостно салютует юнга, ввиду чумазости мордахи и мешковатости комбеза не имеющий отчетливых половых признаков, и убегает в глубь баржи.

Привалившись к леерам, скрученным и жеваным неведомой силой (нападение гигантского кальмара Ики в прошлом квартале), полирует ногти пикантная брюнетка. На ней жилетка с множеством карманов, джинсовые шорты и полосатая тельняшка с вышивкой крестиком на груди 3-го размера примерно такого содержания: МИНЫ - НАХ! Почесав пилочкой за ухом, брюнетка скучающе говорит: - Всю малину сейчас Инженеру порушите, у него на сегодня было свидание назначено на нижнем уровне. Наверно уже презик надевают...
- Хнык, - тихо говорит дамочка на заднем плане, и мы понимаем, что вчера у Главного Инженера было свидание с ней.
- Техпомощь, техпомощь! - орет капитан баржи в мобильник. Нажимает кнопку отбоя и сокрушенно говорит: - Опять нет связи. Третий год нет, за что мы им деньги платим?! Суки в ботах...

***

Капитанская рубка подводной лодки. Радистка насилует мышь. Вернее, ее правую кнопку. Стюард, несущий вахту, наконец-то проснулся и рапортует Капитану о наличествующих технических проблемах.
- Надо же! - поражается Капитан, - как же это так? Куда смотрел Штурман?
Штурман вяло отмазывается, мол, линзы у перископа запотели.
- Осмотреть Банановый Рай на предмет пробоин и повреждений, - бодро командует Капитан.
- Кэп, у нас нет подводных скафандров, - тихо шепчет ему в заросшее седым волосом ухо Интеллектуальная блондиночка, - Завхоз пропил в предыдущем порту.
Капитан переваривает новость и наливается красным цветом, как неспелый томат в оранжерее при ускоренной съемке.
- Г***овопрос, - хладнокровно говорит Парень-Мозг, - у нас есть акваланг. И начинает раздеваться прямо здесь. Радистка включает заводную мелодию из репертуара стриптиз-клубов, Интеллектуалка начинает хлопать в такт движениям. Очкарик возбуждается, и переодевание в водолазный костюм грозит плавно перейти в непланируемый многочленовый контакт...

***

Бескрайнее синее море, вид стыковки сверху, плавный наезд на поверхность серой сигары. С громким визгливым скрипом откидывается крышка люка, на поверхность выползает фигура в облегающей черной резине с аквалангом.
- Боже, - говорит фигура, узрев перед собой ржавый бок ОтХодНяГа.
- Хана тебе, десантник, - радостно сообщает ему, свесившись с борта, дозорный Заводной, которому уже выписали новые наушники со склада и пачку сигарет с сушеными грибами. Новый рожок к АКМу выдать поостереглись, ибо Заводной любил стрелять... Впрочем, дозорному (сушите весла, Антон Городецкий!) это не помешало замочить аквалангиста по-тихому. Деловито прицелившись, дозорный с натугой метнул в неосторожного чувака якорь (естественно, тоже ржавый*
Тело Очкарика, а также вместилище Мозга Бананового Рая>, жестоко и недвусмысленно изнасилованное якорем, с тихим плеском погружается в просторы океана, кишащие акулами. Зрители понимают, что крови не избежать.
Подлодка осталась обезынтеллектуаленной и обезмозгленной, аминь.
- Хнык, - тихонько говорит нервная дамочка заднего плана на ОтХоДняГе.
- Ы, - потрясенно говорит Оверманн.
Заводной показывает фак, и подпевает вторым голосом песне в наушниках:
Другая кровь, другие раны, совсем другие времена.
О-о-о другие имена.
И словно щепкой в океане нами тешатся шторма, а ночь короче дня,
Свет достанет нас даже со дна...

***

Акулы, нажравшись, переворачиваются на бок и сонно слушают.
- Как-то странно ведут себя сегодня акулы, - говорит Радистка, разглядывая в иллюминаторе подводный флэш-моб. На плавнике одной из серых бестий она с удивлением видит свои стринги, которые по недоразумению сегодня утром надел Очкарик.

- Да, подозрительно, - соглашается Интеллектуальная блондиночка. Потом акула поворачивается к ней плавником, на котором висят стринги, и она видит вышитую на трусах вишенку.
- Вау! -говорит блондиночка, и ее серое вещество начинает усиленно генерировать мыслительные флюктуации, вызывая эффект магнитного резонанса. Оказывается, не все**лондинки одинаково полезны. Ах, простите, это я сбиваюсь на блок рекламы.

НЕ ВСЕ**ЛОНДИНКИ БЕЗНАДЕЖНЫ - плывут субтитры в нижнем углу экрана..
- Кажется, мы его потеряли! - делает правильный вывод Интеллектуалка.

Капитан выходит из временной комы, в которую его погрузил глоток из кружки с тормозной жидкостью, и издает пронзительный вопль страдания.
А не практиковались ли на дрезине еще и гомосексуальные контакты? - задумывается Искушенный Зритель.
- Все пропало, шеф, все пропало! - надрывно кричит Радистка, продолжая лупить пальцем по правой кнопке мыши.
Капитан подлодки роняет скупую слезу в кружку с тормозной жидкостью и заламывает руки.
Интеллектуалка нежно утешает обоих подбадривающими словами м***лы, все путем>.

Тут звякает колокольчик, которым камбуз подает сигнал к обеду.
- Война войной, а обед по расписанию, - бодро возвещает Кэп, и содержимое капитанской рубки течет по направлению к столовой.

Я закуриваю и иду в холодильник за банкой Туборг Блэк. Зрители вздыхают и кладут в микроволновку килограмм мытых семечек.

***

Бескрайнее синее море. ПМ ОтХоДняГа> получил по электронной почте демо-версию сварочного аппарата и висит книзу башкой, заваривая борт. Для заплатки он использует крышку наружного люка от Бананового Рая>. Как будет выкручиваться подлодка без крышки, его не заморачивает. За его действиями наблюдает голая красотка, удобно развалившаяся на спинах дельфинов и дающая ценные указания по типу: вон ту хренюлину ты припесочь как следует>

Смеркалось.

В ржавых недрах баржи юнга неопределенной гендерной ориентации наконец-то нашел Главного Инженера. Вопреки предсказаниям Пикантной брюнетки, он не мерял презервативы и не занимался жестким петтингом с членом овермановской команды женского пола. Главный Инженер лежал в отходах радиоактивной промышленности (баржа как-то взялась перевезти в точку утилизации пару тонн, да так и забыла, где собственно порт с этой самой утилизацией) и упоенно читал Теорию происхождения видов> Дарвина. На вчерашнюю ночь глядя его вдруг осенила страшная догадка! И он спешил ее подкрепить научно-биологической информацией. А задачка формулировалась следующим образом: сможет ли в условиях повышенной радиактивности ( 2 тонны отходов в трюме ОтХодняГа , далее через запятую - ядерный реактор Бананового Рая> с поврежденным свинцовым кожухом) человеческая особь регрессировать по нисходящей ветви к истоку эволюции? Либо же мутирует в Существо Высшего Порядка?

***

Неискушенный Зритель впадает в ступор, Искушенный - задумывается над извилисто-причудливым ходом эволюции.
Нехотя Главный Инженер отрывает мускулистый зад от особенного удобного куска выработанного урана и интеллигентно обращается к юнге: - Какого х-я?
Юнга издает жалобный писк: - Атааааааааас! Потом вспоминает, что он на корабле и шепотом присовокупляет: - Полундра, босс!
По частоте, на которой работает голосок юнги, можно все-таки сделать заключение, что это существо женского пола.

Бескрайнее синее море. ПМ ОтХоДняГа уже заварил дыру на барже и примеривается, что бы еще оторвать от подлодки.
- Перила ! - подсказывает ему Мина-клон 18Х. - Я на них буду чулки и корсеты сушить, с мачты сдувает!
- Надо у них перископ сп**дить, - мечтательно говорит Дозорный. - Я туда поставлю более мощные линзы, будем по ночам на Туманность Ежа любоваться...

- Нехорошо все это, - благодушно замечает Оверман, - не по-христиански...
Команда переглядывается между собой, потом на передний план выступает Моторист и ядовито предлагает : - Кэп, а может нам на борту еще и священника завести?

Оверманн передергивает бровями, достает из нагрудного кармана белоснежного кителя портсигар и задумывается. Моторист сморкается в платочек с логотипом Веселого Роджера и фальшиво мурлыкает: - Йо-хо-хоу, и бутылка рому!!!

***
В часовом поясе южных широт наступила щедрая, душевная, ласковая…. Ночь.
Экипажи сцепленных кораблей отправились на боковую, по умолчанию - с любимыми женщинами, книгами, пopнороликами, недописанными стихами, посвященным смертельным врагам и далее по списку… В открытый люк «Бананового рая» заглядывали акулы и чайки. Последние устроили соревнование, кто более метко нагадит в отверстие.

Кэп «Бананового Рая», по примеру древних королей, каждую ночь менял каюту. Во избежание. А то мало ли, затешется в команду ренегат какой и отравит предводителя несвежей селедкой. Или воткнет ржавую вилку в его огромное, доступное всяческим страстям сердце. Сегодняшнюю ночь он решил провести в отсеке ядерного реактора, как в наиболее безопасном местечке. На двери твердой недрогнувшей рукой было начертано: НЕ ВХОДИТЬ – УБЬЕТ!
Радистка робко, но с надеждой поскреблась в свинцовую обшивку и приложила ухо к двери. Внутри было тихо, как в саркофаге. Она вздохнула и отправилась искать более податливых на женскую ласку личностей.

Поросенку с ласковым прозвищем ХрючЪ не спалось. Отнюдь не рыбные стейки и не жареные с икрой щупальца кальмара омрачали его девственное подсознание.

Нет, кабанчик прочитал на досуге «Остров СокровичЪ» и ему грезились лавры Стивенсона. Он видел себя одноглазым предводителем дворян с говорящим ежиком на плече и картой Гуглонавигатора, где были бы отмечены крестиками спрятанные клады. В сладостных мечтах его любили шикарные женщины и метрдотели ресторанов, его боялись банковские работники и уважали кореша по литературной команде.

- А не ударить ли мне дамокловым мечом по ниве, так сказать, литературного творчества? - задумался поросенок. – Я что, хуже Оверманна и его орхидей mundis Gloria? Надоело варить, хочу тварить! Забабахаю такую эпопею - на ОтХодняГе у них мертвые вспотеют!
И ХрючЪ взялся за карандаш. Чистой бумаги не было, пришлось попиcдить у штурмана навигационные карты и нарезать их в формат А4.

Луна чертила квадраты на черной глади океана, а поросенок вдохновенно ваял, изредка поглядывая в «Остров СокровичЪ». Да что там поглядывал - он драл из исходника куски наиболее понравившихся мест, жестоко замарывая имена персонажей и вставляя свои фантазии. Потом вдруг ваятель вспомнил, что у него ножками для кровати служат книги, оставшиеся от предыдущего повара, которого съели в голодный рейд. Простыня, подушка, одеяло – полетели вверх тормашками! Книги были изрядно потрепанными, имена авторов и названия читались с трудом, но страницы практически были нетронутыми, кроме «Идиота» Достоевского.
Чем досадил несчастный Достоевский бывшему повару, было непонятно - корки были залиты машинным маслом, страницы вырваны и скомканы. Вторая книга была триллером Кинга, третья - сборником Булгакова, и последняя - кулинарной, откуда, видимо и черпались прежние поваренные изделия предыдущего повара.
- Ох, не зря съели повара, - как-то неопределенно подумалось поросенку, выстраивавшему в голове логическую цепочку от Достоевского до Кинга.

(ПЫСЫСЫ прим.автора – койки на подлодках металлические, наглухо привинчены к полу, но в канву повествования необходимо ввести дополнительные атрибуты в виде внезапно возникшей литературы разной жанровой направленности)

Особенно удался, на его взгляд, Хрючику персонаж демонической девушки, которая разыскивала своего возлюбленного. Большое человеческое сердце поросенка имело склонность к демоническим девушкам.
В оригинале, правда, был мальчик. И искал он не возлюбленного, а сокровища, но какое это имеет значение, если хочется летать?

Классические фразы из романов, казавшиеся поросюку слишком сухими и невнятными, он заменял доходчивыми и милыми его подкорке феньками, как-то: Ох-ть, обос-ся, мрaзота, сука и пр.
Доваяв первую главу, литератор сладко вздохнул и потянулся. За спиной внезапно потянуло холодком, звякнуло металлом. Поросенок обернулся, и сердце ледяным шариком подскочило к его носоглотке - из металлической переборки щупальцем  выползало Нечто бесформенное, вытаивая в процессе продвижения в обольстительную нагую женскую фигуру с огненными волосами и глазами.

- ДописАлся, идиот! – обреченно подумал ХрючЪ. – Кажется, я сошел с ума… А все дoлбаный Достоевский!
- Дай-ка я тебя поцелую (с) - нежным голосом пропела рыжеволосая бестия и обвила поросенка ледяными руками. Голос ее плыл и менялся, и вот уже не нежное девичье лицо перед глазами хрюна, а небритая бородая морда в очочках-пенсне… И тянется, тянется жадными красными губами, чтобы вырвать у Хрючика душу через укус в горло...
- Это Достоевский! - с ужасом подумал хрюн… - Нееееет! Нееееет - не своим голосом заорал он …. И проснулся в хладном поту.

***

Раннее утро. На палубе баржи стоит чайный столик и три кресла. На столике – исходящий паром серебряный кофейник, серебряные же чашки, рогалики с повидлом на постеленной газете от 12 сентября 1969 года со статьей «Знание - в массовку!», пузатая бутылка рома и китайская ваза династии Мин с орхидеями из оранжереи Овермана.

Сам Оверман, вальяжно развалившись в плетеном кресле, держит в руках крохотную кофейную чашку и рассеянно смотрит в пасмурное небо. Напротив, задрав босые ноги на стол, восседают пленительная русалка, прокатавшаяся все предыдущие части на дельфинах, и задумчивая Мин Нах.

- Сэр, - прерывает молчание русалка, сегодня ради приличия завернутая в плюшевую пижаму с зайчиками, котятами и рыбками, - что будем делать с придатком, болтающимся в нашей корме?
Оверманн молчит. Он с утра занимается прочисткой чакр и кармы. Поэтому ему до кормы, как до чумы, совершенно нет дела.
- Какая корма? - рассеянно спрашивает капитан и дышит по йоге, вдыхая через рот и выдыхая через нос. Каждый выдох он подкрепляет глотком коллекционного рома.
Вдруг столик вздрагивает и шевелится, Мин Нах и Красотка судорожно хватают со стола самое ценное - вазу и бутылку с алкоголем, из-под скатерти показывается довольная мордашка в красной панамке. Секундой позже становится понятно, что у команды ОтходняГа имеются дети, может быть, даже внебрачные… Дочь полка, любимая и балуемая суровыми волками морей.
- Чего тут думать, - голосок полкового чада звучит задорно и звонко, как флейта-пикколо. – Мочить подлодку! У нас там где-то в трюме заряд валяется на мегатонну.
Мин Нах шлепает Красную панамку по грязной лапке, которая тянется к бутылке с ромом и подсовывает взамен плюшку с повидлом.
- Эх, - вздыхает она. – У семи нянек дитя без глазу.
Русалка хихикает и выливает в свою кофейную чашечку полбанки сгущенки.

На палубу подтягивается сонная команда. Дозорный сверху кричит: - Больше трех не собираться, иначе стреляю! Потом довольно добавляет: - Шютка.

Чудо в красной панамке достает из-за пазухи рогатку и хладнокровно стреляет в Заводного очередью свинцовой дроби. Часть попадает в цель, Дозорный выдает инвективную трель и падает в кипу брезента, которая лежит под мачтой исключительно для таких случаев.

Всe бурно обсуждают тему: как удалить с тела паразита, то бишь выколупать из баржи «Банановый рай» Особенно горячится ПМ, которому блазнится, что по ночам из подлодки будут выпускать лазутчика, который может потырить горючку и ценные вещи из трюма, например кило-другое радиоактивных отходов.

- А еще, - вдруг вспомнил Оверман, - на «Банановом Рае» есть фамильное привидение. Знаменитый Белый Бультерьер, который по ночам бродит неприкаянно по трубам вентиляции и вздыхает. А когда команда нечаянно оставит незакрытой бутыль с техническим спиртом, то привидение не погнушается и алкоголем. Вылакает, стопудоф. Тогда оно уже не вздыхает, а громко и оголтело лает.

Команда в шоке от предстоящего общения с привидением замолчала, только девочка в красной панамке плевать хотела на привидения и весело шлепала Главного Инженера по ноге боевой гранатой…. Главный Инженер любовно смотрел на детку и поощрительно улыбался - у него были запасные ноги.

- Дааааа, - нарушил молчание Оверманн, - Нужно мобилизоваться, - и потянулся к бутылке с ромом.

Отредактировано Лето (2010-07-04 16:06:21)

2

ВитаминА написал(а):

Ах, заностальгировала (сь) я.

Аналогично. http://s16.rimg.info/287ff5dc56f9d94ac6943e0fa068b828.gif

3

Ух... все таки собрала Лето из кусочков единое целое... очуметь титанический труд))
Мне  кажется что  дальше я не писала вроде.. надо завтра на работе проверить. Записки авиатора  заодно докидать.
Почитала и че то сама похихикала

4

Баккано-тян написал(а):

Аналогично.

суперский у  тебя был образ)) да?)
я угадала про пижаму с котятами и зайками?
я же вас еще тогда всех не знала...
а вот главного инженера сразу делала  ловеласом, мда...

5

Про Зайку написал(а):

а вот главного инженера сразу делала  ловеласом, мда...

прочувствовала его сущность))
здорово получилось, ага))
может захочется дописать?


Вы здесь » Зайцы тут » Креаtiff » Противостояние.